Китай: мифы и реальность интернет-цензуры

Когда речь заходит о систематическом цензурировании интернет-контента на государственном уровне, почти всегда приводится пример Китая — страны, где якобы запрещено практически все. Однако, как это часто бывает, реальность оказывается гораздо сложнее, нежели созданный миф.

Прежде всего, для анализа китайской модели блокирования контента в Сети необходимо остановиться на том, что вообще представляет собой китайский сегмент Интернета. На сегодняшний день Китай с 564 миллионами интернет-пользователей занимает первое место в мире по данному показателю, а уровень их активности в Сети не только не уступает, но и в некоторых сегментах значительно превосходит активность граждан других государств, несмотря на отсутствие доступа к популярным международным коммуникационным сервисам. Аналогичная ситуация и в коммерческой составляющей Сети — Китай не уступает странам Европы в части развития развлекательного и коммерческого сегментов: существуют крупные торговые площадки, развита система микроплатежей, а рынок онлайн-игр занимает первое место по своему объему в мире с огромным количеством локальных продуктов.

В то же время, гигантский с точки зрения аудиторных и финансовых параметров интернет-сектор Китая уживается со сложной системой цензуры, которая состоит из трех базовых элементов:

1. Система фильтрации трафика «Золотой щит» (она же «Великий китайский фаервол»);
2. Система блокировки поиска нежелательной информации;
3. Ручная система фильтрации контента, публикуемого в социальных сетях и блогосфере;

«Золотой щит»

«Золотой щит», он же «Великий китайский фаервол» — это система фильтрации интернет-контента, разработка которой началась в 1998 году, а официальный запуск состоялся в 2003. По оценкам экспертов, стоимость ее создания могла составить до $800 млн., а в ее разработке принимали участие крупные американские корпорации, в частности, IBM. Задачей «Золотого щита» является блокирование доступа пользователей из материкового Китая к некоторым интернет-ресурсам, расположенным на серверах за пределами страны. Список запрещенных ресурсов формируется непосредственно в Пекине и в него входят как сайты политической направленности, так и, что более важно, ведущие мировые социальные сервисы, неподконтрольные пекинским властям.

На начало прошлого года было известно о примерно 2600 сайтах, доступ к которым заблокирован при помощи системы «Золотой щит». Среди этих сайтов 45 ресурсов, входящих в список 1000 самых посещаемых в мире интернет-сайтов по версии сервиса статистики Alexa. Так, в списке заблокированных находятся Facebook.com, Youtube.com, Twitter.com, Blogspot.com, Blogger.com, Vimeo.com, Nytimes.com, Wordpress.com, а также крупнейшие порнографические ресурсы Сети. Крупнейшие российские социальные сети «Вконтакте» и «Одноклассники» доступны китайским пользователям, однако лишь потому, что местные жители ими практически не пользуются.

Доступ к некоторым сайтам ограничен лишь частично. Так, китайским пользователям доступен сайт Википедии, однако отсутствует доступ к статьям, затрагивающим вопросы китайской политики. Аналогичная ситуация наблюдалась с поисковиком Google, функции которого были доступны лишь частично, до того как компания приняла решение прекратить свою работу в материковом Китае.

Технологически «Золотой щит» предусматривает следующие методы фильтрации:

  • Блокировка IP-адресов;
  • Фильтрация DNS-запросов и их переадресация;
  • Блокировка интернет-адресов (URL);
  • Фильтрация на этапе пересылки пакетов;
  • Блокировка соединений, осуществляемых через VPN.

Таким образом, «Золотой щит» сочетает в себе практически все возможные на сегодняшний день технические методы фильтрации, используя их выборочно по отношению к тем или иным ресурсам. Это повышает гибкость и точность интернет-цензуры: одни ресурсы могут блокироваться полностью, а другие лишь частично. Анализ пакетов и блокировка VPN и TOR-соединений, в свою очередь, усложняют обход государственных фильтров для рядовых пользователей.

Впрочем, несмотря на расхожее представление, китайские интернет-пользователи совсем не страдают от нехватки сервисов коммуникации. С момента запуска системы «Золотой щит» крупнейшие локальные компании непрерывно копируют наиболее успешные западные интернет-продукты. Так, в Китае существуют практически полные (а зачастую даже усовершенствованные) аналоги сервисов Google (Baidu), Facebook (RenRen), Twitter (Sina Weibo), YouTube (Tudou, YouKu), Wikipedia (Baike). Аналогами коммерческих сервисов Amazon и eBay являются, соответственно, порталы Dangdang и Taobao.

Масштабы использования данных сервисов колоссальны, так, сервисом микроблогов Sina Weibo регулярно пользуются примерно 300 млн. человек, что превышает аналогичный показатель всего мирового Twitter. Большинство общественно-политических дискуссий, происходящих в китайском сегменте Интернета, сосредоточены преимущественно в этом сервисе, причиной чего отчасти являются особенности китайского языка (1 китайский твит из 140 символов равен по количеству информации примерно 4 английским), а также реализованная система комментариев к твитам, которая больше напоминает Facebook. Таким образом, с точки зрения содержательной насыщенности китайские микроблоги скорее ближе к «большой» блогосфере, нежели к «твиттеру» в российском и американском его понимании.

Несмотря на то, что основной груз цензуры лежит на втором и третьем уровнях системы, они были бы невозможны без существования «Золотого щита». Ключевая задача этого государственного «фаерволла» — это не блокирование доступа китайских пользователей к политической информации, размещенной на зарубежных сайтах, а создание условий для государственного контроля над ключевыми участниками китайского интернет-рынка. Именно поэтому блокировке подвергаются, прежде всего, глобальные социальные сервисы, предназначенные для обмена информацией между людьми, а отнюдь не политические ресурсы.

Задачей китайского правительства является максимизация возможностей по управлению тем, что и как публикуется в национальном сегменте Интернета без тотального ограничения граждан на самовыражение Сети. «Золотой щит» решает эту задачу, создавая ситуацию, при которой крупнейшие поисковые системы и социальные сервисы принадлежат китайским компаниям (преимущественно частным) и расположены на китайских серверах. Тем самым, главный «рычаг» всегда находится в руках государства.

Блокировка поиска нежелательной информации

На все поисковые системы, работающие в китайском сегменте Интернета, распространяются правила фильтрации поисковой выдачи по ряду ключевых запросов.

Можно разделить все заблокированные ключевые фразы на две группы: постоянные и временные. Постоянная блокировка касается наиболее чувствительных тем, связанных с критикой Коммунистической партии Китая и вопросам прав человека. Примеры постоянно заблокированных ключевых слов: «демократия», «права человека», «диктатура», «митинг», «красный террор», «репрессии», «независимость Тибета» и др. Также в списке заблокированных поисковых запросов большинство имен китайских диссидентов и лидеров запрещенного религиозного культа Фалуньгун. Примечательно, что среди заблокированных поисковых запросов есть и словосочетание «китайско-российская граница», что связано с распространенной критикой в адрес правительства со стороны пользователей, посчитавших демаркацию границы между двумя странами предательством национальных интересов.

Временной блокировке подвергаются слова и фразы, связанные с ограниченными во времени кризисными ситуациями, вне зависимости от их характера. Речь может идти о политических выступлениях, экологических бедствиях или коррупционных скандалах. В этом случае блокировка предназначена снизить потенциальную «вирусность» темы и градус ее обсуждения в блогосфере. Такая блокировка может действовать несколько дней, недель или месяцев.

Поисковые ограничения распространяются не только на специализированные поисковые системы. Аналогичные правила действуют и в крупнейших китайских социальных сервисах, в частности, в сервисе микроблогов Sina Weibo.
Фильтрация контента в социальных медиа

Несмотря на то, что в публичном поле преимущественно обсуждается «Великий китайский фаерволл», ключевую роль в фильтрации контента играет совсем не он, а десятки тысяч интернет-цензоров, которые вручную просматривают и фильтруют сообщения, публикуемые сотнями миллионов китайских интернет-пользователей в блогах и социальных сетях.

За последние годы было опубликовано два ключевых исследования, позволяющих понять, как работает эта система: «How Censorship in China Allows Government Criticism but Silences Collective Expression», опубликованное в American Political Science Review гарвардскими профессорами Гарри Кингом, Дженнифером Пэном и Маргарет Робертс, и «Tracking and Quantifying Censorship on a Chinese Microblogging Site», подготовленное группой американских исследователей под руководством китайского независимого эксперта Тао Жу. В обоих случаях анализ проводился преимущественно на основе сервиса микроблогов Sina Weibo, как наиболее значимого интернет-сервиса для общественно-политических дискуссий в Синете (самоназвание китайского сегмента Сети).

В обоих случаях исследователи пришли к выводу о том, что принципы функционирования и задачи китайской интернет-цензуры не так просты, как это принято считать. Анализ фильтруемых сообщений показал, что целью китайской интернет-цензуры не является тотальное искоренение какой-либо политической или общественной критики в социальных сетях. Китайские пользователи не меньше прочих, в том числе и российских, оставляют критические сообщения в адрес правительства и чиновников, и эти сообщения не цензурируются.

Цензоры начинают действовать, когда негативный для китайских властей информационный повод приобретает «вирусные» черты, грозя перерасти в массовые политические выступления, панику или политическое движение, в том числе, виртуальное. Задачей является «срезать» информационную волну, снизив масштаб и накал обсуждения. И, в целом, китайским «интернет-полицейским» это зачастую удается.

Эта система состоит из нескольких уровней:

  • Правительственные интернет-цензоры;
  • Региональные интернет-цензоры;
  • Цензоры внутри крупных интернет-компаний;

Китайское правительство не раскрывает данные о численности подразделений «интернет-полиции», но по различным данным на уровне правительства и региональных центров численность цензоров составляет от 20 000 до 50 000 человек. В то же время, основную работу выполняют не они, а цензоры, работающие внутри частных интернет-компаний. В крупнейших компаниях, таких как Sina и Tencent, численность сотрудников, в чьи обязанности входит фильтрация контента, достигает тысячи человек.

При помощи масштабного анализа и задействования сложного технического инструментария американскими исследователями был выявлен как перечень цензурируемых тем, так и различные параметры, связанные с фильтрацией контента.

Логика вмешательства следующая: как только количество сообщений по какой-то теме начинает резко возрастать, а сама тема приобретает характер «информационной волны», цензоры предпринимают меры для разрушения коммуникативных связей между пользователями и препятствуют дальнейшему обсуждению темы. Спустя непродолжительное время, пользователи, лишившиеся возможности публиковать и/или получать отклик аудитории на свои сообщения со стороны других пользователей, начинают терять интерес к теме.

В то же время, в спокойной информационной ситуации, не предвещающей массовых политических выступлений и информационных скандалов, критика правительства, региональных чиновников и различных явлений общественно-политической жизни не возбраняется. Более того, по мнению ряда исследователей, китайское правительство с большим вниманием относится к критическим публикациям блогеров, особенно в части критики региональных чиновников, воспринимая это как один из ключевых элементов необходимой «обратной связи» для управления страной.

Инструменты фильтрации контента в рамках Sina Weibo можно разделить на три категории: проактивные, реактивные и прочие.

К проактивным инструментам фильтрации относятся:

  • Предотвращение отправки сообщений. В этом случае при отправке сообщения Weibo информирует пользователя, что в сообщении содержится контент, который нарушает правила сервиса и не может быть опубликован.
  • Премодерация сообщений. В этом случае Weibo принимает к отправке сообщение, однако информирует пользователя, что оно будет опубликовано в течение нескольких минут. Это время требуется для ручной проверки контента цензорами.
  • Сокрытие сообщений от других пользователей при публикации. Weibo публикует сообщение, однако делает его невидимым для других пользователей. В этом случае автор сообщения никак не информируется о подобном статусе его публикации.

Реактивные инструменты:

  • Удаление ранее опубликованных сообщений. Вместе с оригинальным сообщением удаляются в течение нескольких минут и все «репосты» и комментарии к нему.
  • Закрытие аккаунтов наиболее «вредных» пользователей.

Прочее:

  • Ограничение поиска по сервису микроблогов.

При «реактивном» удалении сообщений по теме, подавляющее их большинство удаляется в течение часа после публикации. Примерно 90% цензурируемых сообщений, включая репосты и комментарии, удаляются в течение суток после их публикации.

Впрочем, китайские пользователи социальных сервисов быстро научились обходить ограничения блокировки тех или иных слов и выражений при помощи особенностей китайского языка. Так, иероглиф «цензура» в Сети заменяют иероглифом «речной краб», который при различном написании одинаково произносится. Аналогичная ситуация и с другими формально запрещенными словами. Впрочем, подобные уловки могут затруднить работу цензоров, но не делают ее невозможной. При возникновении кризисной информационной ситуации замаскированный контент также подвергается удалению.

При возникновении потенциально опасной «информационной волны» предпринимаются меры не только направленные на фильтрацию отдельных сообщений, но и на ликвидацию ключевых источников негативной информации. Аккаунты наиболее активных блогеров удаляются, а сами они могут подвергнуться преследованию со стороны правоохранительных органов. Впрочем, сроки ареста для блогеров, как правило, небольшие — от нескольких дней до месяца.

Разумеется, цензоры не в состоянии вручную отслеживать абсолютно все сообщения, публикуемые в системе микроблогов. Мониторинг осуществляется двумя путями. Во-первых, при помощи поиска ключевых слов, относящихся к фильтруемой теме, включая слова-заменители, используемые пользователями для обхода системы фильтрации контента. Второй способ — это персональный мониторинг наиболее «неблагонадежных» пользователей, ранее замеченных в обсуждении чувствительных для китайских властей тем. Их сообщениям уделяется наиболее пристальное внимание.

Американским исследователям удалось выделить темы, сообщения по которым подвергались цензуре в период с июля по август 2012 года:

  • Наводнение вПекине, повлекшее смерть нескольких десятков человек, исвязанные сним сюжеты (ключевая общественно-политическая тема периода);
  • Антироссийские и антикитайские заявления сирийских боевиков;
  • Экологические протесты в восточном Китае по поводу строительства трубопровода;
  • Повторный арест правозащитника Ли Гуижи;
  • Фотографии группового секса с участием региональных чиновников;
  • Избиение японского корреспондента, который брал интервью у участников политических протестов;
  • Слух об обрушении одной из станций метро в Пекине;
  • Обсуждение высказываний бывшего премьер-министра Китая Вэна Дзябао о политических реформах в Китае в эфире телеканала CNN;
  • Протесты в Гонконге против введенного в школах курса «национального образования»;
  • Смерть матери и ребенка в результате принудительного аборта, сделанного в рамках политики «одна семья — один ребенок».

Как уже было сказано выше, сообщения по вышеуказанным темам цензурировались ровно в тот момент, когда они приобретали характер «информационной волны» и могли привести к массовым выступлениям. После того как накал темы спадает, активность цензоров постепенно сходит на нет. Проследить это позволяют данные из работы How Censorship in China Allows Government Criticism but Silences Collective Expression, собранные в 2011 году:

china1.jpg

Как уже было сказано, обсуждение тем, негативных для правительства страны, но не предполагающих массовых выступлений граждан, практически не подвергаются какой-либо цензуре:

china2.jpg

Впрочем, анализ показал, что есть две темы, сообщения по которым фильтруются практически полностью вне зависимости от уровня их обсуждения — это порнография и сама деятельность цензоров:

china3.jpg

Стоит отметить, что подобная система цензуры существует не только в Sina Weibo и других крупных общенациональных интернет-сервисах. Цензурируются и сообщения, оставляемые на многочисленных и популярных в Китае региональных и муниципальных интернет-форумах. В данном случае процесс удаления нежелательных записей занимает несколько больше времени, но все равно подавляющее большинство нежелательного контента удаляется в течение суток.

Впрочем, несмотря на наличие столь масштабной и многоуровневой системы контроля за контентом в Сети, китайские власти регулярно выступают с инициативами по введению новых элементов, призванных оградить граждан от нежелательной информации. Наиболее интересной инициативой подобного рода можно назвать программный комплекс «Зеленая дамба», запущенный в 2009 году.

Все ранее методы фильтрации относятся к либо к производителям и распространителям контента, либо к связи между пользователем и контентом. Однако в данном случае есть еще и третий элемент — сам пользователь. Программное обеспечение «Зеленая дамба» было призвано фильтровать информацию на стороне клиента, представляя собой аналог пользовательского фаерволла.

Предполагалось, что предустановка данной программы будет обязательной на всех персональных компьютерах, продаваемых в Китае с 1 июля 2009 года. Однако сперва правительство КНР приняло отложить дату запуска системы из-за многочисленных технических проблем и того факта, что производители компьютеров не успевали установить программу на свою продукцию. Впрочем, уже в августе 2009 года было принято решение сделать установку «Зеленой дамбы» необязательной, а к концу 2010 года правительство отказалось от данного проекта вовсе, пообещав, однако, что в будущем вернется к этому вопросу.

В конце 2012 года была предпринята еще одна попытка усиления государственного контроля над интернет-пространством. Власти Китая решили воспользоваться опытом соседней Южной Кореи и провести масштабную деанонимизацию китайской блогосферы. Был принят закон, обязывающий пользователей регистрироваться в социальных сервисах, таких как Sina Weibo, под своими настоящими именами. Те пользователи, которые зарегистрировались ранее, также должны были сообщить свои паспортные данные операторам сервисов. Впрочем, спустя некоторое время выяснилось, что несоблюдение данной нормы не приводит к каким-либо санкциям, поэтому значительная часть блогеров предпочла сохранить свой анонимный статус.

info5.jpg




5

Комментарии
(0)
cтатьи по теме
20.07.2017
Госдума одобрила во II чтении законопроект о запрете анонимайзеров
834 0
-3
19.07.2017
Опасный Android-банкер
792 0
3
25.01.2017
Иностранцам поставят заслон в IT-индустрии
1876 0
-2
26.01.2017
Минкомсвязи хочет запретить госструктурам обновлять свой иностранный софт
2292 0
0
24.01.2017
За кибератаки на госорганы может грозить до 10 лет
1460 0
1
16.01.2017
Госорганы поставили на счетчик
1775 0
(Нет голосов)
16.01.2017
Роскомнадзор изменит технологию блокировки сайтов
959 0
-2
13.01.2017
Минэкономразвития снимет резервную копию рунета
908 0
-2
28.12.2016
Зацепинг приравняли к самоубийству
1230 0
3
27.12.2016
Роскомнадзор обучит модераторов «ВКонтакте» выявлять группы смерти
1342 0
5
26.12.2016
Как медицина, образование и госуслуги перейдут в онлайн
943 0
0
20.12.2016
Киберворы атакуют
1050 0
1
#WORK_AREA##WORK_AREA#