“Белые” и “черные” списки рунета.

17 февраля 2013 в 13:00
Тема: Интернет
Тема: “Белые” и “черные” списки рунета.

Цитата: "Если ребенок заходит во Вконтакт, вы же не будете ему весь ВКонтакт отключать? Наша система позволяет блокировать только отдельные странички ВКонтакта, на которых распространяется чернуха откровенная".


В гостях: Денис Давыдов
Передача: Глобальная деревня
В студии: Анастасия Оношко

А. ОНОШКО: У нас Денис Давыдов - исполнительный директор «Лиги безопасного интернета». Если кто следит за всякими новостями интернета, то тот знает, что в Костромской области уже эксперимент. Фильтры ставят, насколько я поняла… Здравствуйте. 

Д. ДАВЫДОВ: Здравствуйте. 

А. ОНОШКО: … на этапе провайдера. И сейчас любые вопросы, которые у вас есть, связанные с этим. Потому что тема может оказаться действительно очень перспективной. Возможно, порнографию придется покупать за большие деньги однажды. 

Д. ДАВЫДОВ: Да не. 

А. ОНОШКО: Нет? Ну, давайте мы сейчас про это все расспросим. Денис, расскажите, во-первых, что «Лига безопасного интернета» из себя представляет. Кто вы? На чьи деньги существуете? Как давно существуете? Что вы делаете конкретно? 

Д. ДАВЫДОВ: Ну, «Лига безопасного интернета» достаточно известна. Существует она с 2011 года. Вот прямо вот в Международный день безопасного интернета, 7 февраля 11 года «Лига» была учреждена. Ну, и, собственно, те, кто стоял у истоков создания «Лиги». Это благотворительный фонд Василия Великого, это большая четверка операторов: «Ростелеком» - национальный чемпион, это «Мегафон», МТС, «Вымпелком». Это «Лаборатория Касперского», это «Mail.Ru Group». Т.е. вот, собственно, сливки, так скажем, интернет-бизнеса, сливки телеком-бизнеса, которые решили учредить партнерство некоммерческое, которое бы занималось привлечением внимания к проблемам безопасности в интернете. 

А. ОНОШКО: А это случилось после какой-то конференции общей? Как могли собраться все вместе такие разные? Фонд кого, простите?

Д. ДАВЫДОВ: Василия Великого. 

А. ОНОШКО: Василия Великого, сейчас я запишу. Фонд святителя Василия Великого. И там, ну, как операторы могли собраться вместе, я смутно себе представляю. Как это выглядело физически? 

Д. ДАВЫДОВ: Ну, как это выглядело… 

А. ОНОШКО: Специально по теме безопасности собраны были? 

Д. ДАВЫДОВ: Дело в том, что, Вы знаете, на то время, 2010, 2011 год проблема выглядела действительно такой, достаточно серьезной. Т.е. проблема распространения детской порнографии серьезной, поскольку детскую порнографию тогда можно было найти даже ВКонтакте. Т.е. это было просто залежи. Особо этого преступники не стеснялись. Ну, и, соответственно, про рост преступлений по распространению детской порнографии, то же самое, по педофилии, тогда начали так активно говорить. Потому что проблема была, она была всем очевидна и всем просто поднадоела. Все понимали, что необходимо что-то сделать. Вот просто взять, всем собраться, большим компаниям, которые постоянно говорят о социальной ответственности. И вот эту социальную ответственность показать в жизни, в реальных делах. 

А. ОНОШКО: Так. И сколько человек у Вас там, в Вашей организации? 

Д. ДАВЫДОВ: Вы знаете, в течение полутора лет «Лига безопасного интернета» представляла… Ну, собственно, «Лига безопасного интернета» и я были в одном лице. Вот весь административный персонал - это был исполнительный директор, т.е. я. 

А. ОНОШКО: Это были Вы один? 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Все остальное - это были наши волонтеры. Т.е. понимаете… 

А. ОНОШКО: Где Вы их брали? Ну, т.е. это какие-то друзья Ваши по интернету? 

Д. ДАВЫДОВ: По интернету. Мы же создали движение «Кибер-дружина». Просто уникальное явление в российской среде, в российском интернет-сообществе. Мы даже в апреле, сейчас оно насчитывает порядка 20 тысяч человек по всей стране, представляете? 

А. ОНОШКО: Вот про Вас, мне кажется, меньше почему-то известно. 

Д. ДАВЫДОВ: Дело в том, что мы начинали все вот эти вот операции по выявлению извращенцев, а затем мы переключились на более серьезные вещи. Просто мы начали ловить реальных преступников. Ну, ловило их, конечно же, Министерство внутренних дел. Ловила их полиция и Следственный комитет расследовал дела в отношении этих людей. Но наши кибер-дружинники, например, представьте, сидит человек. Он смотрит в монитор, нашел какую-то информацию о распространении детской порнографии. Какой-то человек говорит: «Я это продаю». Может быть, это закрытая группа, закрытое сообщество, в которую внедрился наш кибер-дружинник. 

А. ОНОШКО: Вот он узнал, дальше что? 

Д. ДАВЫДОВ: Он узнал. Дальше начинаем собирать информацию: кто продает, зачем продает. Может быть, он сам это все снимает? Вот мы эту информацию накапливаем. Затем передаем МВД России, Управлению, которое занимается расследованием этих преступлений всех, которые связаны с информационными технологиями. И затем вот во взаимодействии нам удается находить реальных преступников. И Вы помните, было такое нашумевшее дело: сеть педофилов, 130 человек, была разоблачена? Т.е. это вот впервые в новейшей российской истории в прошлом году была выявлена крупнейшая сеть педофелийская в стране. Так вот это делала «Кибер-дружина» и «Лига безопасного интернета». И там первые приговоры уже пошли. И самый такой, суровый, 15 лет, самый мягки - 6 лет. В отношении тех, кто в этой группе состоял. 

А. ОНОШКО: Понятно, смотрите, Вы среди… Как сказать? У Вас 20 тысяч человек, видимо, по всей России? Или они все в Москве? 

Д. ДАВЫДОВ: Нет, конечно, они по России. 

А. ОНОШКО: А как Вы можете быть уверены, что среди них нет людей, которые, наоборот, не дружинники никакие, так скажем? 

Д. ДАВЫДОВ: Ну, опять же, чем занимается «Кибер-дружина»? Есть несколько направлений. Первое - это выявление таких вот педофилов. Второе - просто поиск негативного материала в интернете, поиск опасного контента, поиск всяких негодяев и сообщение об этом в «Лигу безопасного интернета». Многие просто сообщают. Мы сделали для браузеров специальные приложения, которые позволяют очень быстренько сообщить о ссылке. 

А. ОНОШКО: Пожаловаться. 

Д. ДАВЫДОВ: Да. О ссылке, за которой следует негативный контент. 

А. ОНОШКО: А что дальше Вы делаете? Это все приходит к Вам? 

Д. ДАВЫДОВ: Да, это все приходит к нам. 

А. ОНОШКО: В том числе, к Вам лично? Или у Вас уже есть какие-то…

Д. ДАВЫДОВ: Да, в том числе, лично ко мне. 

А. ОНОШКО: К подчиненным каким-то. Дальше. 

Д. ДАВЫДОВ: Что мы дальше делаем? Мы эту информацию проверяем. 

А. ОНОШКО: Смотрите. 

Д. ДАВЫДОВ: Аналитики проверяют, потом смотрят все это эксперты «Лиги безопасного интернета», выносят заключение: действительно ли все это… 

А. ОНОШКО: Кто они? 

Д. ДАВЫДОВ: Эти эксперты - люди, которые имеют достаточно большой опыт экспертной деятельности, как правило, более 10 лет. 

А. ОНОШКО: Юристы? 

Д. ДАВЫДОВ: Да, это люди, которые затем представляют позицию в судах. 

А. ОНОШКО: Вы им платите за это? 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Сейчас платим. Конечно, за это платим. Потому что эта работа не может быть бесплатной. 

А. ОНОШКО: Кто вас финансирует? 

Д. ДАВЫДОВ: Нас финансируют наши члены «Лиги безопасного интернета», участники. 

А. ОНОШКО: Вы собираете деньги в кошелек электронный? 

Д. ДАВЫДОВ: Вы знаете, деньги в электронный кошелек мы тоже собираем. Но, конечно же, на такую борьбу через электронные кошельки много не насобираешь. Поэтому нас финансируют в том числе и члены «Лиги безопасного интернета», ну, вот те, кто стоял у истоков «Лиги», они нас, собственно, и финасируют. Потому что вот для примера, бюджет «Лиги» в 2011 году составлял 6,5 миллионов рублей! Ну, на самом деле… 

А. ОНОШКО: На весь год? 

Д. ДАВЫДОВ: На весь год, да. 



А. ОНОШКО: На функционирование аппарата? 

Д. ДАВЫДОВ: На функционирование, да. 

А. ОНОШКО: У Вас сейчас какой-то аппарат в несколько десятков, наверное, человек? 

Д. ДАВЫДОВ: Несколько десятков, да, наш сейчас аппарат. Но это не просто аппарат. Сейчас это 20 человек. И сейчас это и эксперты, те, кто в штате, есть еще и привлеченные эксперты, мы им тоже платим, они за штатом, их 15 человек. 

А. ОНОШКО: Хорошо. Это что касается человеческого участия и фактора. Это более-менее понятно, может быть. А теперь у меня вопрос про Костромскую область и вообще про фильтры. И вообще пакет белый какой-то интернета, пакет черный. 

Д. ДАВЫДОВ: Вы знаете, когда в 2011 году мы начали говорить об этой проблеме и начали привлекать внимание общества, оказалось, было проведено несколько таких соцопросов, и оказалось, что от порядка 90% российских родителей, они слабо вообще себе, туманно представляют о том, какие угрозы в интернете существуют вообще. Что интернет небезопасен для ребенка. Многие не знали этого. Представляете? Не знали просто. И не знали, как защитить. 

А. ОНОШКО: Вы заказали опрос? 

Д. ДАВЫДОВ: Да! Репрезентативная выборка. И плюс мы опирались еще на исследования некоторых наших коллег. Вот Галина Солдатова, которая у нас с факультета психологии МГУ, она возглавляет Фонд развития интернета. И она ведет российскую часть исследований. Сейчас уже идет третья стадия этого исследования. Т.е. это общеевропейское исследование, тоже опросное исследование, когда проходят опросы в европейских странах и в России, когда опрашиваются школьники, пользователи, молодые пользователи интернета. В том числе дети, их родители. 

А. ОНОШКО: И Вы выяснили, что 90% ничего не знают. 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Интересные результаты. Особенно, по сравнению с европейскими. 

А. ОНОШКО: А что? Чем отличаемся? 

Д. ДАВЫДОВ: Чем отличаемся? Мы отличаемся тем, что наши дети в 3 раза чаще сталкиваются с опасностями в интернете, чем европейские сверстники. 

А. ОНОШКО: Так, слушайте. Значит вопрос по белому интернету. Скажите, как Вы говорите, что у нас во много… 

Д. ДАВЫДОВ: Намного чаще страдают вообще. Да. В этом есть несколько причин. В том числе ментальных. В первую очередь потому, что, представьте себе, европейская семья, ну, такая вот средняя европейская семья. Так вот там компьютером пользуются дети под присмотром… 

А. ОНОШКО: Какое-то у Вас пренебрежительное лицо сделалось при фразе «среднеевропейская семья». 

Д. ДАВЫДОВ: Ну, потому что… Не знаю. Может быть, Вам показалось? 

А. ОНОШКО: Да! Ничего страшного. Так что? Там компьютерами все пользуются. 

Д. ДАВЫДОВ: Даже в средней европейской семье, не русской семье, там ребенок пользуется компьютером под присмотром. Т.е. он в интернет выходит под присмотром. Там постоянно кто-то есть, кто смотрит, что ребенок делает в интернете-то. Т.е. если он куда-то залез, там есть рядом или бабушка, или дедушка, папа, мама. А у нас как происходит? Компьютер стоит у ребенка в комнате. Ребенок там чего-то где-то лазает по каким-то сайтам. И постоянно подвергается опасности. 

А. ОНОШКО: Да! А возраст у нас сейчас какой средний доступа? Когда ребенок начинает? 

Д. ДАВЫДОВ: Возраст снижается. У нас очень много детей, которые в возрасте 8-9 лет уже опытные пользователи интернета. 

А. ОНОШКО: Сидят сами в отдельной комнате. 

Д. ДАВЫДОВ: Да, сидят сами. У нас где-то 15 миллионов в стране детей, которые пользуются интернетом. 

А. ОНОШКО: Понятно. С детьми чем раньше, тем лучше оградить. Да и при детях, наберешь «Белоснежка» иной раз на YouTube, а там! Есть фильтры, понятно, можно самому настроить на компьютере, можно паролем. Себе сделать пароль, и ребенку сделать пароль, да? Там фильтр настроить семейный, они же есть везде встроенные. Д. ДАВЫДОВ: Да, можно. 

А. ОНОШКО: Во всех, и в Google, и в Яндексе, везде. В Chrome, повсюду. Это сознательные. Вы говорите о несознательных. 90%, которые ничего не следят и знать не знают. 

Д. ДАВЫДОВ: Было в 2011 году. Да. 90%. И вот благодаря такой работе в СМИ, благодаря позиции в интернет-сообществе… 

А. ОНОШКО: Сколько стало сейчас? 

Д. ДАВЫДОВ: Стало сейчас где-то около 43%. 

А. ОНОШКО: Ну, вот. А про технические. Меня больше всего фильтры, которые Вы ставите. И как Вы пишите? Это же сложнейшие алгоритмы, потому что… 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Это сложнейшие алгоритмы. 

А. ОНОШКО: Дорогие вещи, на самом деле. 

Д. ДАВЫДОВ: Многие говорят: «Ну, вот, есть в каждом браузере или на каждом компьютере есть родительский контроль, пусть включат и не парятся». А на самом деле не очень эффективны эти средства. И вот то, то мы предлагаем - это же действительно несколько разработок. И это все предлагается бесплатно совершенно. 

А. ОНОШКО: Вы купили это готовое у кого-то? 

Д. ДАВЫДОВ: Не совсем так. Наши партнеры это разрабатывали специально для детей. Т.е. это не рыночный продукт. Т.е. он не был рыночным никогда. 

А. ОНОШКО: Да. 

Д. ДАВЫДОВ: Он не был ориентирован на извлечение прибыли. Просто это вот такое направление было у разработчиков, боковая ветвь, ответвление, которая была направлена на детскую безопасность. Потому что знаете, многие родители. И многие в IT-сообществе являются родителями. И когда, знаете, дети подрастают, например, в Яндексе появился безопасный поиск.

А. ОНОШКО: Ну, понятно. Так. Давайте про техническую часть. Вы предлагаете ставить на этапе провайдеров фильтры, правильно? 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Почему? Потому что это эффективней. И у родителей есть уверенность в том, что ребенок не залезет, не снесет, не сломает. 

А. ОНОШКО: Я пользователь, я хочу подключиться к интернету, я иду к кому-то из больших провайдеров. 

Д. ДАВЫДОВ: Или маленьких. Неважно. 

А. ОНОШКО: А вот это вопрос. Вы с ними договорились уже или нет? И вот если они с Вами сотрудничают, то что они мне говорят? 

Д. ДАВЫДОВ: Они говорят, что «у нас есть такая замечательная возможность предоставить Вам услугу безопасного интернета». 

А. ОНОШКО: Она будет стоить… 

Д. ДАВЫДОВ: Нисколько. 

А. ОНОШКО: Столько же. 

Д. ДАВЫДОВ: Столько же. 

А. ОНОШКО: Ну, т.е. опять можно взять безлимитный за 600 рублей. Можете обычный, а может чистый интернет взять. 

Д. ДАВЫДОВ: Это будет установлена у Вас услуга безопасного интернета, только не активированная. Вам для того, чтобы ее активировать, нужно зайти в личный кабинет, например, и галочку нажать. Т.е. представим себе российского родителя. Вот он уходит на работу. И знает, что у него в 3 часа, в 2, ребенок придет… 

А. ОНОШКО: Из школы. 

Д. ДАВЫДОВ: Он уходит утром, нажимает галочку. И интернет становится безопасным. Ребенок приходит домой, даже если он зашел в компьютер, то интернет безопасный. 

А. ОНОШКО: А потом, когда дети спят, родители… Так. Добавить голосование. Давайте. 916-55-81 - отличная штука, вы бы себе хотели у себя дома, чтобы у вас была такая возможность, в личном кабинете галку поставил и пошел спокойно, не надо ничего накручивать, ставить, да. Нет, вам достаточно настроек, которые там есть в браузерах, или там в самой операционной системе вы что-то настроили сами и поставили, и вам этого достаточно, и ни к чему хорошему вот эти вот тотальные, вот этот «большой глаз», потому что, действительно, вот читаешь иногда про вас статьи, получается, что да. 

Д. ДАВЫДОВ: Не совсем «большой глаз». Понимаете, в чем крутизна этой штуки? Она анализирует страницу. Т.е. это не просто какие-то списки, это не просто вот взяли список и граничили доступ по этому списку, а это такая штука, которая анализирует запрос, анализирует интернет-страницу. 

А. ОНОШКО: Подождите. Да. 

Д. ДАВЫДОВ: В миллисекунды анализирует страницу. И понимая, что там порнуха или какие-нибудь секты агрессивные, тоталитарные, деструктивные, она просто ограничивает доступ ребенка к этой странице. 

А. ОНОШКО: Так. 916-55-81 - это телефон для тех, кто все, что вы сейчас слышите про «Лигу безопасного интернета» - вам это интересно, вы бы у себя дома хотели бы так. Нет, вам это не нужно, вы видите, скорее, во всем этом какой-то подвох - 916-55-82. Где бедным мальчикам теперь смотреть порнуху, извините? 

Д. ДАВЫДОВ: Нет никакого подвоха. 

А. ОНОШКО: Никакой возможности совершенно не оставляете. 

Д. ДАВЫДОВ: Вы знаете, мы 7 февраля вот этого года, 2013, проводили Форум безопасного интернета. И у нас были гости их Соединенных Штатов, которые такие, всемирно известные исследователи, ученые, которые исследуют влияние порнографии на развитие человека. 

А. ОНОШКО: О! 

Д. ДАВЫДОВ: И вот они там цифры называли просто ужасные. Понятно, что они больше относятся к Соединенным Штатам Америки, но вот эта вот разница в социализации… 

А. ОНОШКО: Какая цифра-то? Что они раньше начинают вступать в половые связи? 

Д. ДАВЫДОВ: Да, раньше начинают вступать в половые связи. Это первое. Второе - это проблема с психикой. Т.е. ранний просмотр порнографии, вот в начале, в раннем возрасте просмотр порнографии приводит к… 

А. ОНОШКО: Что сейчас считается ранним возрастом? Давайте определим, что ранний, а что не ранний? 

Д. ДАВЫДОВ: Вот ребенку 12-летнего возраста это нанесет, может нанести непоправимый ущерб здоровью. 

А. ОНОШКО: Психическому здоровью. 

Д. ДАВЫДОВ: Да. 

А. ОНОШКО: А после 12-ти? С какого возраста тогда уже не может нанести ущерб? 

Д. ДАВЫДОВ: На самом деле, чем позже, тем лучше. 

А. ОНОШКО: Ну, да. Но с 14 уже нормально? Во интересно, у детей совершенно по-другому время идет. Год - большая разница. 

Д. ДАВЫДОВ: Опять же вопрос: что считать порнографией? Потому что есть очень много таких пограничных вещей, и российское законодательство - оно тоже не дает ответа на вопрос «что порнография?» 

А. ОНОШКО: Интерес, который возникает у мальчиков особенно там, у девочек в меньшей, насколько мне представляется, степени. Давайте… 

Д. ДАВЫДОВ: Дело не только в порнографии. Есть еще наркотики. 

А. ОНОШКО: Наркотики. 

Д. ДАВЫДОВ: Пропаганда, да. Продажа. Вот если сейчас продажа наркотиков запрещена благодаря реестру запрещенных сайтов, вот пропаганда… 

А. ОНОШКО: Давайте сообщения? Давайте итоги голосования я подведу. 50 на 50. 46,3% хотят у себя только такую штуку - личный кабинет, и безопасный интернет поставил, предоставленный «Лигой безопасного интернета» через провайдера, и пошел спокойно. И 53,7 от чего-то этого не хотят. «С такой галочкой на сайт ФСКН не зайдешь», - пишет 81-й. Сейчас я sms-ки быстро буду читать. Если вопросы, сразу в форме блица будем отвечать, да? «А у папы под подушкой диски с Playboy», - это то ли нам ребенок пишет, то ли шутка какая-то. «Ростелеком такую услугу продает за 100 рублей в месяц. Уже сейчас «лидер России» в кавычках. Услуга не может быть бесплатной. Будет ли она бесплатно распространяться?» - это задает вопрос слушатель. «Стоимость оборудования, пожалуйста, назовите. И скажите, откуда такая щедрость». 

Д. ДАВЫДОВ: Да. Стоимость оборудования. Все зависит от оператора связи. Все зависит от его сетей. Но вот в среднем где-то один оператор связи - это 18 тысяч долларов. 

А. ОНОШКО: Что 18 тысяч долларов? 

Д. ДАВЫДОВ: Стоимость железок. 

А. ОНОШКО: Это один раз поставить к нему? 

Д. ДАВЫДОВ: Один раз поставить, да. 

А. ОНОШКО: И все. А кто будет платить? Сами они будут платить? 

Д. ДАВЫДОВ: Нет, скорее всего, не они. Мы сейчас как раз завершаем экономический анализ всей этой истории. 

А. ОНОШКО: А в Костромской-то области нормально работает? Итоги первые есть? 

Д. ДАВЫДОВ: Мы только начинаем. Нет никаких итогов. Мы только с 1 февраля начали, приступили к реализации этого проекта. И вот он будет, все заработает где-то вот ко второму кварталу. 

А. ОНОШКО: Так, 81-й: «Зашел на сайт электронного правительства, а их программа проанализировала и забанила сайт, ругнувшись об экстремизме». «Хватит за меня решать, как мне жить», - пишет 88-й.

Д. ДАВЫДОВ: А никто и не решает. 

А. ОНОШКО: Вы сами решаете, ставить галку или нет. «Сегодня порно запретят, а завтра оппозицию, а там еще что-то», - я думала, что это стихотворение. «Проталкивают цензуру в интернете, прикрываясь детьми».

Д. ДАВЫДОВ: Нет, вовсе не так. 

А. ОНОШКО: «Поставил галочку - включил троян», - 81-й. Вот как, кстати? Тут под честное слово Вам верить, да? Что Вы хорошие, никаких троянов не будет там? «Кто их партнеры? Госдеп и «Едина Россия»?» - вот спрашивают. А «Единая Россия» к вам имеет какое-то отношение? 

Д. ДАВЫДОВ: Нет, никакого не имеет. Деятельность политических партий, ни одна политическая партия не имеет никакого отношения к деятельности «Лиги безопасного интернета». 

А. ОНОШКО: Так. «Через такие пустые организации Госдеп отмывает в России деньги», - 81-й. «Почему Вы свои проблемы решаете, мешая жить другим?» - ой, да никто Вам не мешает, 88-й! «Эти фонды и «Лиги» - это явные происки…», - так, про Госдеп я больше не буду читать. Все, спасибо. Хорошие вопросы у нас через сайт приходят, я знаю. «Андрей, зачем нужен весь этот пафос с белым интернетом, когда родительский контроль в том же Windows существует уже лет 15 как минимум? И черные списки составляются и обновляются ежедневно. Ими пользуются очень много. В том числе сами сисадмины корпоративных сетей». 

Д. ДАВЫДОВ: Черные списки составляются. Но ответ очень простой. Если вы включаете в черный список социальную сеть… Для корпоративных сетей понятно: вы взяли и забанили ВКонтакт. Но если ребенок заходит во Вконтакт, вы же не будете ему весь ВКонтакт отключать? Наша система позволяет блокировать только отдельные странички ВКонтакта, на которых распространяется чернуха откровенная. 

А. ОНОШКО: Ало, здравствуйте. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел бы сказать по поводу белого интернета. Т.е. я так и не понял, чем отличается эта услуга от того, что все эти настройки можно сделать самостоятельно на своем оборудовании. Открыть все, что можно, закрыть, что угодно. 

А. ОНОШКО: Вы можете, а, например, бабушка дома есть, она не может. Вы не можете это ей вручить. 

СЛУШАТЕЛЬ: Но она может обратиться к компетентным людям. 

А. ОНОШКО: Спасибо Вам за вариант решения проблемы. 

Д. ДАВЫДОВ: Никто ничего не навязывает. Вот в чем дело. 

А. ОНОШКО: Так. «Сейчас много скрытых угроз в интернете. Например, сектанты - по-дружески общаются с детьми, родителями, зная их проблемы. А после общения с ними ломаются жизни людей. Есть ли такие специалисты?» 

Д. ДАВЫДОВ: Да, это очень большая проблема. И вот эту проблему наше решение позволяет решить. 

А. ОНОШКО: «На Западе у каждого ребенка личный ноутбук. Про компьютер на всю семью - бред», - пишет… Это про то, что в европейской семье. Ну, тут, по-моему, Вы ничего такого и не говорили. Просто говорили, что под присмотром дети ходят, а не просто так. Але, здравствуйте. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста. Может быть, порно-сайты нужно закрывать? Т.е. как бы пойти прямым путем? 

А. ОНОШКО: А порно у нас не запрещено. Подождите. Зачем их закрывать? У нас порно законно. 

Д. ДАВЫДОВ: Не совсем так. У нас в России уголовная ответственность предусмотрена за незаконное распространение порнографии. А определение порнографии дано в 436 Федеральном законе, который вступил в силу в 12 году. Но вот нет определения, что такое незаконное распространение или законное? Т.е. вот есть незаконное и есть законное. И непонятно. 

А. ОНОШКО: А! Дело не в порнографии, а в законности и незаконности распространения. Как с наркотиками, да. Есть оборот наркотиков, за которым следят. Иногда, не всегда так хорошо, как хотелось бы. «Мне интересна подоплека всего этого, - пишет нам Денис 21-й. - Я не верю, что все это финансируется альтруистами. У них есть свой интерес. Пока не понял, какой. Может, Ваш гость Вам правду скажет? Только не надо про заботящихся о детях бизнесменах рассказывать». 

Д. ДАВЫДОВ: Ну, когда бизнесмены все, у которых детей от 3-х и больше, то, наверное… 

А. ОНОШКО: «А существует «Лига опасного интернета»?» - ну, это шутка. А Вы должны сотрудничать с директорами школ или с Департаментами образования? 

Д. ДАВЫДОВ: Мы, кстати, проводим такой общероссийский, ну, сначала, общемосковский урок. Мы хотели, собирались его проводить в ноябре. «Ростелеком», МВД России, Департамент образования города Москвы. На все школы интерактивный урок безопасного интернета. И собираемся выходить на общероссийский уровень. 

А. ОНОШКО: «Очень полезная инициатива. Побудит наших детей к изучению криптографии, топологии и т.д. Вопрос: а почему бесплатно? К бюджету что ли присосаться хотите?» - видите, у нас все критично настроены. 

Д. ДАВЫДОВ: Нет. Дело в том, что мы никогда не тратили бюджетных денег и не претендуем на это. Бюджетного финансирования деятельности «Лиги» нет вообще. 

А. ОНОШКО: Вот так. Смотрите. Очень много у нас звонков, но время уже 10 секунд осталось. Давайте, мы договоримся так. Смотрите, эта «Лига безопасного интернета», они пытаются вставить фильтр на этапе провайдера для того, чтобы облегчить вам просто работу, не выстраивать настройки, не выставлять. И мы с вами об этом еще поговорим по итогам Вашего эксперимента в Костромской области. Через пару месяцев придете?

Д. ДАВЫДОВ: Придем, расскажем. 

А. ОНОШКО: Все. И все вопросы через пару месяцев зададите. Всем пока. У микрофона была Анастасия Оношко. 



-1

Комментарии
(0)
cтатьи по теме
20.07.2017
Госдума одобрила во II чтении законопроект о запрете анонимайзеров
841 0
-3
19.07.2017
Опасный Android-банкер
801 0
3
25.01.2017
Иностранцам поставят заслон в IT-индустрии
1885 0
-2
26.01.2017
Минкомсвязи хочет запретить госструктурам обновлять свой иностранный софт
2300 0
0
24.01.2017
За кибератаки на госорганы может грозить до 10 лет
1465 0
1
16.01.2017
Госорганы поставили на счетчик
1778 0
(Нет голосов)
16.01.2017
Роскомнадзор изменит технологию блокировки сайтов
962 0
-2
13.01.2017
Минэкономразвития снимет резервную копию рунета
911 0
-2
28.12.2016
Зацепинг приравняли к самоубийству
1230 0
3
27.12.2016
Роскомнадзор обучит модераторов «ВКонтакте» выявлять группы смерти
1343 0
5
26.12.2016
Как медицина, образование и госуслуги перейдут в онлайн
944 0
0
20.12.2016
Киберворы атакуют
1052 0
1
#WORK_AREA##WORK_AREA#