«Угроза кибертерроризма – это печальная реальность»

02 декабря 2015 в 23:00
Источник: "Ведомости"
Тема: Киберугрозы в мире

Евгений Касперский дал интервью «Ведомостям», едва придя в себя после джетлага: он вернулся из десятидневного турне по Швейцарии, Китаю и Японии. За границей он проводит около полугода. Хотя Касперский сохраняет живой интерес к вредоносному софту (первые вирусы бывший сотрудник НИИ Минобороны обезвреживал самостоятельно), сейчас он сосредоточен на международной экспансии «Лаборатории Касперского». А доля России в структуре выручки компании снизилась из-за валютных колебаний, составляя сейчас около 15%. Благо выстроенная им структура управления позволяет не вникать в микроменеджмент и есть кому охотиться за свежими вирусами — неподалеку от кабинета Касперского обитают вирусные аналитики, которые разбирают попавший к ним программный код на винтики. Другой своей задачей Касперский называет защиту промышленных систем, за которую в отличие от злоумышленников антивирусные компании всерьез не брались, уверяет он. Основатель «Лаборатории Касперского» рассказал «Ведомостям» о том, как он пытается обгонять киберпреступность, писать собственную операционную систему и отделять бизнес от политики, что сейчас особенно важно для российской технологической компании, борющейся за бюджеты иностранных заказчиков.

— Вы замечаете регулярные кибератаки с русским следом на Украину, о которых пишут западные СМИ?

— Честно говоря, я ожидал гораздо худшего сценария. Ожидал, что будет небольшая кибервойна. А может, и большая. Как на государственном, так и на частном уровне. Все оказалось тише и проще. Во-первых, все друг за другом следят, так было всегда, и существенного всплеска шпионских атак мы не видим. В основном это украинский криминал или российский криминал.

— Администрация одного президента имеет доступ к почте и электронным документам другого?

— Я уверен, что и Украина следит за Россией и Россия за Украиной. Но дополнительного серьезного шума мы не видим. Возможно, там происходит что-то невидимое, очень точечное. Или атака, которая выглядит как криминальная, на которую мы не обращаем внимания. Но мы же не видим всей картинки. Мы достаем очередного «зловреда» и не можем сказать, криминальный он или государственный. Во многих случаях мы и не видим, что достали этого зверька, у нас же все делают роботы. Когда к нам приходит клиент и «приносит» вирус, мы зачастую достаем зверька, которого знаем уже несколько лет. Но мы тогда не выяснили, что это шпионская программа. Часто видим кусочки пазла, но не знаем, что это кусочки одного и того же пазла, сложить который может только человек.

— Заметны ли действия исламских хакеров?

— Судя по сообщениям СМИ, ИГИЛ (запрещенная в России организация) крайне активно в социальных сетях, и в первую очередь они используют интернет для коммуникации, вербовки сторонников и т. д. У нас нет никакой достоверной информации о каких-то хакерских группах, действующих в интересах ИГИЛ. Я читал в СМИ про «кибер-халифат», что ИГИЛ рекрутирует хакеров, но пока о возможностях этой террористической организации в киберсфере судить трудно.
Однако потенциально ИГИЛ — это очень серьезная угроза и в интернете тоже. Продвинутые технологии взлома компьютеров и сетей доступны на черном рынке, и из рук криминала они вполне могут попасть в руки террористов. Вероятно, существуют хакерские группы наемников, атакующие цели под заказ. Угроза кибертерроризма — это, к сожалению, сегодня печальная реальность. И самый кошмарный сценарий — это возможная террористическая атака на критическую инфраструктуру.

— Может ли быть третья мировая кибервойна между государствами?

— К сожалению, да. Но это будут атаки не на компьютеры, не на сети, а на критическую инфраструктуру. Я не буду рассказывать, как это может выглядеть на практике. Примерно как в фильме «Крепкий орешек — 4».

— А насколько Россия готова к такой войне?

— Очень сложно строить защиту, потому что страны, защищенные лучше всех, одновременно максимально уязвимы. Допустим, США, где вся инфраструктура компьютеризирована, одновременно очень сильно видна из интернета. Но у США больше ресурсов, чтобы наладить защиту. Израиль тоже довольно сильно компьютеризирован, при этом «дружественное» окружение со всех сторон и хорошая компьютерная защита. Россия очень хорошо компьютеризирована, хорошо работают сети — это пример того, как должен работать публичный интернет. Но в наследство от Советского Союза критическая инфраструктура отрезана от интернета, и доступ к ней даже с USB не такой простой. С точки зрения безопасности это хорошо, а с точки зрения удобства управления — нет. Но я не исключаю, что мы лучше готовы к кибервойне, чем многие страны.

Интервью полностью




1

Комментарии
(0)
cтатьи по теме
20.07.2017
Госдума одобрила во II чтении законопроект о запрете анонимайзеров
839 0
-3
19.07.2017
Опасный Android-банкер
799 0
3
25.01.2017
Иностранцам поставят заслон в IT-индустрии
1883 0
-2
26.01.2017
Минкомсвязи хочет запретить госструктурам обновлять свой иностранный софт
2298 0
0
24.01.2017
За кибератаки на госорганы может грозить до 10 лет
1465 0
1
16.01.2017
Госорганы поставили на счетчик
1778 0
(Нет голосов)
16.01.2017
Роскомнадзор изменит технологию блокировки сайтов
962 0
-2
13.01.2017
Минэкономразвития снимет резервную копию рунета
911 0
-2
28.12.2016
Зацепинг приравняли к самоубийству
1230 0
3
27.12.2016
Роскомнадзор обучит модераторов «ВКонтакте» выявлять группы смерти
1343 0
5
26.12.2016
Как медицина, образование и госуслуги перейдут в онлайн
944 0
0
20.12.2016
Киберворы атакуют
1052 0
1
#WORK_AREA##WORK_AREA#