ЗА И ПРОТИВ ЗАКОНА О ЧЕРНЫХ СПИСКАХ

15
авг
Вчера в Москве состоялось заседание пресс-клуба интернет-кинотеатра ivi.ru, озаглавленное темой «Плюсы и минусы закона о создании черных списков интернет-сайтов». Приглашенным экспертам предложили высказаться и обсудить весьма чувствительные вопросы, связанные с ним: трактовка, блокировка сайтов, удобство закона для конечного потребителя и поставщика контента, последствия и т. д. В целом эксперты сошлись во мнении, что подобное регулирование необходимо, но оно окажется лишь пустым «закручиванием гаек», если не будут четко определены критерии, по которым можно будет блокировать сайт, если появится четкая формулировка, что его требуется разблокировать в случае исключения из черного списка. Кроме того, практически все эксперты настоятельно потребовали создания именно независимого органа, ведущего реестр заблокированных сайтов. Основной смысл Федерального закона РФ от 28 июля 2012 г. № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» – это ограждение детей от опасной для них информации (опасной признается информация о пропаганде наркотиков и способах их изготовления, а также способах самоубийства), а также борьба с детской порнографией. Также данный закон вводит обязательную маркировку сайтов, теле- и радиопрограмм по возрастным категориям, что в целом должно помочь демографическому разграничению сетевого контекста, руководствуясь принципами, схожими с теми, что работают во многих странах мира. Он вступил в силу с момента опубликования 30 июля 2012 года, но введение в действие единой автоматизированной информационной системы «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» (далее – просто реестр или «черный список) и возможность блокировок по нему предусмотрены лишь начиная с 1 ноября 2012 года. При обнаружении прочей противоправной информации других категорий (кроме трех вышеизложенных пунктов: самоубийства, наркотики, детская порнография) для включения такого сайта в реестр требуется уже решение суда. Таким образом, у владельцев сайтов, провайдеров и хостеров еще есть время до 1 ноября 2012 года, чтобы подготовиться, хотя они и сомневаются в такой возможности. За помещение сайта или интернет-портала в данный реестр будет отвечать специальная некоммерческая организация («оператор»), представители которой и будут передавать сведения о незаконном контенте, обнаруженном в сети, в Роскомнадзор, который должен в дальнейшем сделать немедленное предупреждение владельцу сайта. В случае если владелец ресурса не удалит незаконную информацию в течение суток, это должен будет сделать хостинг-провайдер, на чьих серверах расположен сайт. Если и хостер не отреагирует в течение следующих суток, страница попадет в реестр. «Если ни тот ни другой этого не делают, то информация не вырезается. Просто сайт или страница сайта – вообще IP-адрес – включаются в реестр, где размещается эта опасная информация», – сообщила глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. Данный реестр является открытым, то есть вся информация о веб-ресурсах из «черного списка» будет доступна общественности. Все принятые решения о включении в реестр и блокировке можно оспорить в суде в течение трех месяцев. Право проведения экспертизы информационной продукции принадлежит аккредитованным уполномоченным правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти экспертам и (или) экспертным организациям. «Сведения, содержащиеся в реестре аккредитованных экспертов и экспертных организаций, являются открытыми и доступными для ознакомления с ними любых физических лиц и юридических лиц, за исключением случаев, если доступ к таким сведениям ограничен в соответствии с федеральными законами». В случае несогласия с результатами проведенной экспертизы информационной продукции заинтересованное лицо вправе оспорить экспертное заключение в судебном порядке. Соответственно, при удалении неправоправного или опасного контента с сайта, он удаляется из реестра, и подразумевается (но прямо не указывается в тексте документа), что деблокируется. Вот как об этом сказано в законе. Роскомнадзор «исключает из реестра доменное имя, указатель страницы сайта в сети Интернет или сетевой адрес, позволяющий идентифицировать сайт в сети Интернет, на основании обращения владельца сайта в сети Интернет, провайдера хостинга или оператора связи, оказывающего услуги по предоставлению доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет, не позднее чем в течение трех дней со дня такого обращения после принятия мер по удалению информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено, либо на основании вступившего в законную силу решения суда». Конечно, интернет-сообщество сразу же начало подавать № 139-ФЗ как вводящий цензуру, потому что под пластичные формулировки о наркотиках и самоубийствах может попасть что угодно. А значит, закон можно использовать как средство давления и фактического введения цензуры. Так, «Google Россия» еще в середине июля выпустила соответствующий релиз: «Мы, безусловно, поддерживаем намерение законодателей защитить детей в Интернете. Однако мы полагаем, что возможные негативные последствия от применения закона превысят ожидаемый положительный эффект, поставив под угрозу доступ пользователей к легальным ресурсам. За последние несколько лет мы немало сделали для защиты детей в Интернете. Во все наши продукты встроены специальные пользовательские фильтры, в том числе безопасный поиск и режим безопасного просмотра видео на YouTube. Также мы запустили в России образовательные порталы «Полезно знать» и «Справочник по детской безопасности», где собрана информация о рисках в Интернете. Google категорически не приемлет наличие в Интернете детской порнографии: мы удаляем подобный контент со всех наших ресурсов и из результатов поисковой выдачи. Принятый закон предусматривает блокировку интернет-ресурсов хостинг-провайдерами и операторами связи по доменным именам и сетевым адресам. Поскольку множество веб-сайтов и сервисов могут размещаться на одном IP-адресе, это значит, что при ограничении доступа к отдельно взятому материалу могут быть закрыты и другие, не нарушающие законодательство ресурсы». «Индустрия сразу же сказала, что имеет опасения по блокировке по IP, что это может стать реальным средством давления и отключения половины адресов. И если бы мы не стали организованно сопротивляться такому предложению, в настоящем законе вообще не было бы прописано возможности блокировки по адресу страницы URL, доменному имени т. д. Несмотря на ряд положительных изменений, камнем преткновения до сих пор остается отсутствие в № 139-ФЗ четкого указания на то, что провайдер обязан разблокировать сайт после исключения его из реестра. По идее, он может этого и не сделать или просто банально забыть, даже если есть решение суда. Нам очень хочется, чтобы законодательно было четко закреплено, что провайдер обязан не только блокировать, но и разблокировать. В то же время сегодня на круглый стол были приглашены интернет-провайдеры, ни одного из которых я здесь не вижу, – в целом по этому закону они отмалчиваются, хотя и непосредственно участвовали в разработке данного закона. При этом «Билайн» еще на прошлой неделе ограничил по IP доступ ко всем сайтам blogger.com», – отмечает заместитель директора Российской Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Гребенников. «Мы представляем простую позицию крупнейшего сайта в России, напрямую подпадающего под действие принятого закона, с основным посылом которого о защите детей в Интернете мы, безусловно, согласны. Однако нас тревожат конкретные «серые» зоны № 139-ФЗ, связанные с тем, что он вступает в силу уже 1 сентября 2012 года, а подзаконных актов, которые бы регулировали его реализацию, до сих пор нет. Соответственно, без них мы оказываемся в абсолютно «сером» поле, когда сами трактуем закон и теоретически можем в итоге оказаться неправыми по причине того, что наше видение не совпало с конкретными положениями подзаконных актов, которые выйдут значительно позже. Что с точки правоприменительной практики в некотором смысле является абсурдной ситуацией, поэтому наша позиция заключается в том, что нужно отодвигать сроки вступления закона в силу. Что касается конкретики, то существуют две ключевые сферы, которые нас тревожат больше всего. Прежде всего, это маркирование страниц с помощью т. н. «знаков информационной продукции», для чего нам предстоит разметить несколько десятков тыс. единиц контента. Дополнительные сложности вызывает то, что в законе описание этих 6 возрастных групп сформировано самым общим образом. К примеру, мультфильм «Ну, погоди!», где волк курит, будет являться уже проблемным и относится к категории «от 16 лет». Вторая часть вопросов касается определения порнографии и сцен сексуального характера, что является очень условными понятиями, причем кино часто находится в приграничной зоне. Так, фильм «Белое солнце пустыни», где девушки задирали платья для защиты лиц, показывая себя обнаженными, потенциально также подпадает под определенные нормы закона. Конечно, все это пограничные примеры, но суть в том, что с 1 сентября мы оказываемся в «сером поле», которое абсолютно непрозрачно, и к нам могут быть применены уже некие санкции. Более того, мы не одни, все остальные игроки рынка оказываются в такой же ситуации. Мы – сайт развлекательный, никаких политических целей не имеем. Тем не менее нам кажется достаточно принципиальной позиция, согласно которой досудебное решение о внесении сайта в реестр и его блокировке принималось некоей общественной организацией, независимой от государства», – отметил, в свою очередь, генеральный продюсер интернет-кинотеатра ivi.ru Сергей Корнихин. «Вся суматоха вокруг поднятой темы длится уже с 2010 года, и за это время было множество советов, различных рабочих групп, проектов и предложений. Наша же позиция остается неизменной: мы продолжаем отстаивать интересы законного российского интернет-бизнеса, который, по разным оценкам, составляет уже 2 % ВВП страны при российской интернет-аудитории в 60 млн человек. Тем не менее в 2010 году был принят № 436-ФЗ, в котором было много страшного, относящегося к Интернету, что, к счастью, вступивший в действие новый № 139-ФЗ исправил. Иначе нам уже с 1 сентября этого года пришлось бы маркировать весь Интернет информацией, для какой целевой аудитории предназначен контент на данной странице, что в принципе невозможно там, где информация «генерится» самими пользователями (соцсети, «Википедия» и т. д.). Это было исправлено в новом законе. Да, там тоже есть недоработки и вопросы, но в настоящее время отрасль в лице РАЭК активно работает над подзаконными актами, которые прорабатываются сегодня в Минкомсвязи. Все это происходит в рабочем режиме», – отметил в заключение Сергей Гребенников. Сергей Мальцев Источник: http://www.ict-online.ru/news/n88417/
#WORK_AREA##WORK_AREA#