Руководитель Центра кризисной психологии Михаил Хасьминский: «СМИ создают информационную среду, которая может спровоцировать самоубийство, а может и предупредить его»

19
май

О том, как средствам массовой информации следует освещать случаи самоубийств, чтобы не спровоцировать всплеск подражательных самоубийств, мы поговорили с руководителем Центра кризисной психологии, главным экспертом антисуицидального сайта pobedish.ru Михаилом Хасьминским.

Михаил Игоревич, почему так много внимания к тому, как освещаются
самоубийства?

Потому что, существует подражательное суицидальное поведение , которое широко описано как синдром Юного Вертера. Если быть кратким, то люди имеющие нестабильность своего состояния, думающие о самоубийстве, вовлеченные в эту тему, а таких по статистике не менее 5% населения, находят в интернете, ТВ или другой информационной среде социальное подтверждение своим желаниям. А моделируют эту среду во многом именно журналисты. Наши наблюдения показывают, что чем шире освещается в СМИ сценарий самоубийства, тем чаще этот сценарий повторяется в реальности: если самоубийца был молод — растет число суицидов среди его сверстников, если самоубийца был определенной профессии — становится больше самоубийств среди представителей этой профессии. Замечено, что растет число суицидов среди читателей или зрителей СМИ при увеличении числа сообщений о суицидах. Но сразу оговорюсь, СМИ могут провоцировать (Синдром Вертера), а могут и предупреждать (Эффект Папагено) в зависимости от того, как освещается проблема.

Но журналисты к таким ограничениям относятся настороженно, считая их ограничением свободы слова...

Хотел бы ответить словами известнейшего священника о. Александра Шмемана, который жил в прошлом веке. Он писал «Свобода говорить возлагает дополнительную ответственность. Среди всех созданных Богом тварей только человек получил дар речи. Будучи высшим даром, слово, в то же время, и наибольшая опасность. Выражая действительно самую сущность человека, дар речи может стать средством падения, самоуничтожения, обмана и греха. Слово спасает и убивает. Слово вдохновляет и отравляет. Правда выражается словом, но и дьявольская ложь пользуется словом. Обладая высшей положительной силой, слово поэтому имеет и огромную отрицательную силу. Когда слово отклоняется от своей божественной природы и назначения, оно становится праздным, оно подкрепляет дух праздности, уныния и любоначалия и жизнь превращается в сущий ад. Слово становится тогда действительно властью греха».

Недавно был опубликован проект Роспотребнадзора с рекомендациями по
освещению суицидов в прессе. Как Вы оцениваете его?

Во-первых, надо признать, что такие рекомендации давно надо было широко популяризировать и дать прессе, так как на самом деле освещение суицидов в
СМИ, как показывают очень многие отечественные и международные исследования, сильно влияет на рост подражательных суицидов. Однако Проект в том виде, в котором он сейчас существует, вызывает недоумение. Есть несколько принципиально важных вопросов. Во-первых, такие рекомендации от настоящих профильных специалистов, которые в своих работах опираются на международные и отечественные научные исследования уже много лет имеются, но к сожалению, видимо, были просто мало известны. Это рекомендации ВОЗ, выпущенные под руководством мировых экспертов в этой проблеме и составленные на основании сотен исследований по всему миру. Называются они «Превенция самоубийств. Руководство для специалистов массовой информации». Этот документ был подготовлен в качестве составной части программы SUPRE — всемирной инициативы ВОЗ по суицидальной превенции (предупреждению). Генеральный директор ВОЗ предоставил все права на издание на
русском языке Одесскому Национальному Университету им. И.И. Мечникова, который несет всю ответственность за точный перевод. И в переводе эти рекомендации уже давно опубликованы, но мизерным тиражом и почти не известны журналистам.

У нас в России тоже были опубликованы материалы научных исследований отечественных специалистов по этому вопросу, где в расширенном и полном варианте даны рекомендации для СМИ. Наиболее полной по этой теме я бы назвал публикацию заведующего Отделением суицидологии НИИ психиатрии, профессора, доктора медицинских наук Евгения Борисовича Любова. В журнале «Суицидология» № 3 и 4 за 2012 опубликованы две части работы, которая называется «СМИ и подражательное суицидальное поведение».

Были и другие публикации авторитетных и признанных ученых. Удивительно, что Роспотребнадзор, работая над своей версией рекомендаций, не учел эти документы и даже не привлек людей, которые являются безусловными авторитетами в данной теме. Вместо создания сильной авторитетной экспертной группы Роспотребнадзор привлек неких анонимных людей, разработал проект рекомендаций, некоторые части которого противоречат сами себе и даже здравому смыслу. Например, в этом проекте 

есть такая рекомендация: «Избегайте излишней эмоциональности в репортажах о самоубийстве, а также шутливого или пренебрежительного тона для обесценивания или уничижения действий погибшего, а также оценочной позиции поведения погибшего и его поступка». То есть по мнению тех, кто составил эту рекомендацию, обесценивать действия погибшего нельзя. А что тогда? Интересно, как их тогда оценивать? Как героические, нейтральные? 

Далее по мнению авторов «репортаж о суициде должен выполнять профилактическую информационную функцию, но не морализаторскую и оценочную». То есть СМИ призывают к тому, чтобы не оценивать суицид негативно, не давать ему моральной оценки? А как тогда вообще с ним бороться?

Кстати, очевидно, что в некоторых случаях и шутливый, стебный тон публикации о суициде в целом является хорошим профилактическим средством для тех, кто ожидает уйти из жизни красиво, романтично, пафосно и картинно.

Еще одна рекомендация Роспотребнадзора должна поставить в тупик пишущего: «Представляйте сбалансированную картину жизни умершего, описывая проблему наряду с его успехами и победами». Это вообще какой-то абсурд: «Человек убился. Но у него были не только проблемы, но и успехи, и победы». Это как в анекдоте: «Больной перед смертью потел? Потел. Это хорошо!»

Есть и рекомендации, которые прямо противоречат друг другу. Как сочетается предыдущая рекомендация с другой: «Ограничивайте остроту подачи и ее объем. Сообщение о суициде должно быть по возможности кратким». Что нужно в конечном итоге — сухие факты или полноценный некролог с победами и успехами добровольно покинувшего жизнь? Еще и прямые противоречия с рекомендациями ВОЗ. ВОЗ обоснованно рекомендует СМИ «не трактовать суицидальное поведение как естественную реакцию на текущие социально-культурные перемены или ухудшения условий в обществе». Проект Роспотребнадзора, напротив, подчеркивает в нескольких пунктах, что суицид является следствием комплекса социальных проблем. Причем особо странно, что это рекомендует государственный контролирующий орган.

В рекомендациях ВОЗ есть ряд важных пунктов, которые почему-то не вошли в рекомендации Роспотребнадзора, а именно: «Статистические данные следует интерпретировать адекватно и с осторожностью. Следует пользоваться достоверными, надежными источниками информации», «Следует с осторожностью относиться к комментариям экспромтом, несмотря на недостаток времени», «В сообщениях следует учитывать влияние самоубийства на семью близких погибшего в плане социальной стигматизации душевных страданий». 

Роспотребнадзор в отличие от ВОЗ не дал рекомендацию о том, что надо сотрудничать со специалистами для того, чтобы грамотно готовить материалы о суицидах. Или ВОЗ предлагает «Не публиковать фотографии и предсмертные записки самоубийц» , а в проекте санитарного ведомства этого тоже нет. ВОЗ говорит, что описание физических последствий, не удавшихся суицидальных попыток (повреждение мозга, паралич) может послужить отпугивающим средством. Роспотребнадзор же игнорирует эту рекомендацию.

А кто автор этого проекта Роспотребнадзора? Ведь можно задать эти вопросы специалистам, которые это готовили!

В том все и дело, что это оказалось невозможным. Мы знаем имя всех авторов рекомендации ВОЗ, но авторов проекта Роспотребнадзора никто не знает. Я убежден, что такой документ, пусть и рекомендательный, не может быть анонимным, так как авторитетность такого документа будет определятся не ведомством, которое его выпустило, а составом экспертов, которые его разрабатывали. Например, в суде не может выступить экспертом аноним. Это все заставляет задуматься об экспертном обеспечении этого вида деятельности в Роспотребнадзоре. 

Думаю, разумнее было бы широко распространить рекомендации ВОЗ, дополнив их важными и современными сведениями от отечественных и зарубежных суицидологов, объяснить понятно для журналистов суть вопроса, выработать вместе взвешенную стратегию. А версия Роспотребнадзора, на мой взгляд, непрофессиональна и почти ничего не объясняет, не подкрепляет опубликованное авторитетными именами специалистов, а соответственно ничего нового не привносит для того чтобы изменить ситуацию. Поэтому мы, специалисты, собравшись в апреле этого года на Форуме безопасного интернета, организованного Лигой безопасного интернета, решили создать свои рекомендации для СМИ, которые бы опирались на имеющиеся знания, авторитетные работы по этому вопросы, а также практический опыт специалистов.

Вы и Ваши коллеги готовы объединить свои усилия с Роспотребнадзором?

Конечно, полностью разделяя с этим ведомством важность проблемы, все специалисты готовы поделиться опытом, ведь всем нам (журналистам, родителям, экспертам, Роскомнадзору, Роспотребнадзору, Лиге безопасного интернета) важно предотвратить катастрофы и человеческие трагедии, уменьшить количество суицидов.

А кто эксперты, которых Вы привлекли?

Могу назвать часть тех, кто принял участие в разработке этих рекомендаций. Это не только отечественные специалисты, но и белорусские. Например, руководитель отдела суицидологии Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского Министерства здравоохранения, профессор и доктор медицинских наук Евгений Борисович Любов, руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии Минздрава России, доктор медицинских наук Борис Сергеевич Положий, руководитель отделения гериатрической психиатрии Научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева, профессор и доктор медицинских наук Андрей Владимирович Гнездилов, декан факультета клинической психологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова, профессор и доктор медицинских наук Наталья Александровна Сирота, вице-президент Белорусской психиатрической ассоциации, член Европейской психиатрической ассоциации Евгений Валерьевич Ласый, зав. кафедрой общей психологии факультета клинической психологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова Елена Владимировна Орестова, судебный эксперт-психолог Федерального департамента судебной экспертизы Ирина Владимировна Троицкая, эксперт-лингвист Федерального департамента судебной экспертизы Юлия Александровна Гончарова и др.

Пресс-служба Лиги безопасного интернета